Наши счастливые семьи - Национальное агенство по усыновлению
Звонок по Казахстану бесплатно1422
Заказать звонок
Звонок по Казахстану бесплатно1422
Заказать звонок

Наши счастливые семьи

Сапархан

Сапархан с супругой многодетные родители. У них 4 кровных детей и 4 приемных. Причем собирали свою семью они по всему Казахстану. Сначала в их жизни появились Катя, Артем и Мария, а после стал своим сирота Гриша.

Глава семейства не скрывает, что в начале были трудности, особенно в том, как найти понимание и баланс между биологическими и приемными детьми. Подливали масла в огонь соседи, которые говорили: "Сапархан, верни их назад, кого ты привел в деревню. Смотри, они бандиты, мне вас жалко. Такие слова мы часто слышали», - признается Сапархан. Но, несмотря на преграды, проявив характер, они достигли своей цели. «Когда они начали говорить папа и мама, мы забыли про все трудности. Эти слова и отношение компенсировали все те трудности, что были»,- вспоминает Сапархан Исаков.

Ольга

У нас есть сын, так получилось, что мы не смогли иметь больше детей. Но как я, так и мой муж мечтали, что будем собираться за большим столом, обсуждать, кто как провел день, разговаривать, смеяться…Желание было сильное, а что с ним делать мы не знали.

Как-то в районной газете муж увидел рекламу об агентстве по усыновлению в г.Петропавловске, адрес и телефоны этого центра, мы сразу же позвонили по данному телефону. Нам ответили и профессионально проконсультировали, пригласили к себе. Мы недолго думая собрались и приехали в город. В агентстве нас встретили тепло и радушно. Специалист рассказала нам о том, что сопровождают кандидатов «до» и «после» приема ребенка в семью. Об оказании как психологической, так и юридической помощи. Так же при необходимости консультируют при процедуре сбора документов. Мы были приятно удивлены, что агентство оказывает бесценную помощь таким семьям как мы, совершенно бескорыстно. Ведь есть на земле добрые и отзывчивые люди!

Собрав все необходимые документы, получили доступ к электронному порталу, посмотрели анкеты детишек, где нам понравились сестры Аня и Валерия, сразу же скачали направление на гостевую. Психолог рассказывала нам об особенностях развития и поведения детей из детского дома, как себя вести в тех или иных ситуациях, дала нам много полезной информации. В июле мы привезли девочек домой. Сын был безгранично рад, но поначалу ревновал нас к ним. Оказалось, брать детей это как наркотик- хочется взять еще, и вот мы опять просматриваем детишек на портале и нашли их совершенно в другом городе. В итоге мы привезли домой еще трех девочек. Девчонки разного возраста и, конечно же, с разными характерами. В начале, боялись не справиться и опять звоним в агентство, психологу. Там нас успокоила и сказала, что будет сопровождать нас, и если будет необходимость, чтобы мы звонили в любое время.

Девочки спокойные, дружелюбные, учатся все хорошо, стараются помогать по дому. Специалисты нас не забывают, звонят, интересуются, и если есть какие-то вопросы, они с удовольствием помогают найти ответы.

Жадыра

Жадыра Кыдырбаева несколько лет назад и представить не могла, что муж примет детей и будет относиться к ним как к родным. Изначально глава семейства не был готов к тому, что станет отцом четверым детям из детского дома. "Я долго уговаривала мужа. Когда моя подруга усыновила четверых детей, он задумался... Я два года жила с этой мыслью. Пока муж думал, я уже начала собирать документы. Через год он согласился. А дети наши (у Жадыры с супругом трое кровных детей) говорили: «Мама, не надо». Может, ревновали, скорее всего, так и было... Через два года мы уже взяли четверых детей", - вспоминает Жадыра.

«Диме 14 лет, он самый спокойный, уравновешенный, очень добрый, заботливый. Он всем готов помочь. Алена, она, можно сказать, вторая я. Хорошая хозяйка, заботится о младшей Жасмин. Валера очень шустрый, ласковый. Они все очень общительные и готовы всем свою любовь подарить. С ними и Айбол стал другим. Раньше он был таким разбалованным. А сейчас очень повзрослел», - с любовью рассказывает о своих детях Жадыра.

В доме Кыдырбаевых дети живут уже два года. «Я люблю своих родителей за то, что они нас уважают и любят и всегда нам помогают. И мы им тоже помогаем», - отмечает Дима. «Воспитание нравится», - говорит Валера. «Пусть они живут долго и счастливо. Спасибо им за то, что они нас взяли в семью. Мы любим их», - признается Алена. Жасмин - теперь она самая разбалованная в семье - сказала, что для нее всегда пекут пироги и торты.

«Это уже мои дети. Когда кто-то про них что-то плохое вдруг говорит, я восстаю, иду разбираться. Я не даю их в обиду», - отмечает многодетная мать.

Некоторые родственники Жадыры до сих пор не разделяют порыва женщины стать матерью «чуть ли не всем детдомовским детям».

«Я раньше мечтала стать учителем русского языка, но получила техническое образование. Желание быть окруженной детьми было всегда. Я люблю детей. Лучше же, когда нет детей-сирот», - так объяснила Жадыра свое желание стать приемной мамой.

Сейчас Жадыра оформляет документы на устройство в семью еще троих детей из детского дома.

Халитовы

Если честно, я не хотел усыновлять ребёнка, боялся, - рассказывает Дамир Халитов, - Представлял, вот мы зайдём в детдом, а там куча ребятишек, все подбегут и начнут расспрашивать: «Вы за мной?! Вы мой папа?!» От таких картинок становилось не по себе. Как можно сказать, мол, нет, тебя я не возьму, а возьму вон того? А Света (супруга Дамира) с самого начала хотела взять ребёнка из приюта, говорила, что и свои будут, и усыновим.

Мы пришли в приют – Центр адаптации для несовершеннолетних – как волонтёры. Туда попадают дети из неблагополучных семей, у всех есть родители. Мы пошли без ожиданий, просто хотели понять, сможем ли помочь детям, оставшимся без тепла семьи.

Удивительно, но всё было не так страшно, как нам представлялось. Никто не плакал, не кричал: «Заберите меня отсюда». Мы сразу же стали знакомиться с ребятами, и все дети спокойно и открыто подходили, что-то рассказывали. Мы были предупреждены, что у всех есть родители, и старались со всеми ребятишками одинаково держать ровные дружеские отношения, никого не выделять, хоть и жалко их там всех, конечно. И только одна маленькая светленькая девочка не подошла сразу, а села за мной на диване, и только когда я повернулся в её сторону, тихонько сказала: «А у меня папы нет. А мама далеко».

После первого же визита мы приняли решение подавать документы на опеку. Обычно говорят, что это долгий и сложный процесс, а мы собрали документы за одну неделю. Поэтому я уверен, когда человек хочет, соберёт любые документы. По счастливой случайности Свете рассказали про Школу приёмных родителей фонда при Агентстве по усыновлению. Набрали первую группу из наших друзей и знакомых, проходили занятия, а параллельно навещали детей в приюте.

Можно сказать, что не мы выбрали свою дочь, а она нас. Мы приходили к детям, приносили сладости, играли, а эта пятилетняя девочка постепенно стала все больше нас выделять. Как только мы заходил, все дети бежали навстречу, нависали гроздьями. А она продолжала спокойно и молча заниматься своими делами, только поглядывала в нашу сторону. Когда же мы собрались уходить, вдруг начинала вдруг придумывать любые предлоги, чтобы не отпускать нас. Незаметно для себя мы стали привязываться к ней, хотя и понимали, что этого делать нельзя. Но есть нечто, чем управлять невозможно. Оказалось, что она уже несколько месяцев в приюте и к ней никто не приходит. Мы узнали, что ее папа действительно умер, а маме она попросту не нужна. Мама не видела ребёнка с трёхмесячного возраста, и, зная, что девочка совсем рядом, в приюте, навестить её не спешила.

Специалист Агентства предупредила, чтобы мы не настраивались, что усыновим именно этого ребёнка. А я понимал, что если не она, то вряд ли смогу взять кого-то другого. Мы каждый раз, уезжая из приюта, чувствовали себя так, словно оставляем там своего ребёнка. Ехали домой молча, с комом в горле и со слезами на глазах. Для нас не играла никакой роли национальность, возраст или генетика, у нас просто цель была – забрать ребёнка.

На Новый, 2018 год дочка была уже с нами. Сильных сложностей в адаптации друг к другу у нас не было. Очень помогла Школа приёмных родителей. Нас предупредили, что первое время ребёнок будет проверять границы дозволенного. Поэтому мы старались спокойно реагировать и направлять всё в правильное русло. Наверное, если бы мы не прошли обучение, мы бы думали, что это она сама по себе такая. Сейчас не представляем жизни без неё. Родня, друзья, соседи говорят, что она ведёт себя уже по-другому, внешне меняется в лучшую сторону.

Думаю, надо чаще рассказывать истории приёмных родителей и усыновлённых детей. Тогда усыновление будет восприниматься в обществе как норма. Сегодня многие родители стесняются говорить о том, что они приёмные. А очень хочется, чтобы такая практика стала обыденной, чтобы люди перестали бояться брать детей из детских домов.